«Три Святителя»
В. Ю. УСОВ

(Гангут #6)

Эскадренный броненосец «Три Святителя» - рисунок

...Запрос в английском парламенте: «А известно ли уважаемому премьер-министру, что Россия намерена усилить свой Черноморский флот пятнадцатью новыми броненосцами, которые назовут именами двенадцати апостолов и трех святителей?».

Ответ: «Нет, неизвестно!».
Старый морской анекдот

Эскадренный броненосец «Три Святителя» после вступления в строй

Так шутили в конце XIX века в кают-компаниях кораблей Российского императорского флота. А вот историческая правда: в 1883—1890 годах в Николаеве и Севастополе в соответствии с кораблестроительной программой 1881 года заложили пять броненосцев, была утверждена постройка шестого. Об этом премьер-министр Великобритании наверняка знал, не остались равнодушными к этому факту по вполне понятным причинам и лорды английского адмиралтейства.

Началу постройки шестого черноморского броненосного корабля (с 1892 года эскадренного броненосца) предшествовала оживленная переписка главного командира флота и портов Черного и Каспийского морей вице-адмирала А. А. Пещурова с высоким петербургским начальством. 12 сентября 1889 года в рапорте на имя управляющего Морским министерством адмирала Н. М. Чихачева он выразил обеспокоенность слишком большим (до 8,5 м) углублением существующих и строящихся броненосцев, что, на его взгляд, «будет служить громадным препятствием к извлечению из них возможной пользы против береговых укреплений, т. е. рода действий, наиболее для нас вероятного». Пещуров поручил младшему судостроителю Николаевского порта К. К. Ратнику * , наблюдавшему тогда за постройкой броненосного корабля «Двенадцать Апостолов», составить эскизный проект броненосца с осадкой в полном грузу не более 7,5 м, с главной артиллерией, как у «Двенадцати Апостолов», и несколько более развитой вспомогательной. [* Известный русский кораблестроитель Ратник упоминается в советской литературе с инициалами С. К. (Саверий Ксавериевич). Мы же будем придерживаться документов и справочных изданий морского ведомства, где он значится как Ксаверий Ксавериевич.] Ходатайствуя о безотлагательном рассмотрении прилагаемого к рапорту проекта, главный командир просил поручить разработку детальных чертежей К. К. Ратнику, с тем чтобы утвердить их до конца 1890 года и своевременно заказать необходимые материалы для нового корабля.

18 сентября 1889 года эскизный проект броненосного корабля водоизмещением 9250 т для Черноморского флота поступил на отзыв члену Морского технического комитета (МТК) корабельному инженеру Э. Е. Гуляеву. Тщательная проверка расчетов, сравнение проекта Ратника со строящимися «Наварином» и «Двенадцатью Апостолами» заняли более восьми месяцев, и лишь 11 июля 1890 года кораблестроительный отдел МТК заслушал «справку» чертежной (конструкторского бюро) по этому вопросу. В документе отмечалось, что при равенстве водоизмещении и осадок весовая нагрузка в проекте Ратника распределена иначе: добавлено 300 т на механическую установку и топливо, 60 т на артиллерию, а масса бронирования снижена на 250 т за счет ослабления брони нижнего каземата — до 127 против 305 мм на «Наварине». Принятый Ратником запас водоизмещения посчитали сомнительным ввиду неоправданного уменьшения массы некоторых статей нагрузки, и после уточнения последней получилась перегрузка в 166 т.

В ходе обсуждения проекта специалисты МТК признали также серьезным недостатком применение барбетных установок для четырех 305-мм орудий в 30 калибров вместо закрытых вращающихся башен на «Наварине» (четыре 305-мм орудия с длиной ствола 35 калибров). Отмечалось и невыгодное для достижения лучшего бронирования корабля отношение длины к ширине, принятое Ратником (5,31 против 5,04 у балтийского корабля). По мнению членов МТК, «более полное» бортовое бронирование, а значит, и лучшая защит» погребов боезапаса, котлов и механизмов, достигалось увеличением ширины корабля за счет сокращения его длины при том же водоизмещении. Отказ Ратника от принятия такого технического решения сочли серьезным «тактическим недостатком», тем более что ширина «Наварина» лимитировалась размерами кронштадтских доков, а на Черном море такого ограничения не существовало. Достоинствами проекта Ратника посчитали усиление вспомогательной артиллерии двумя 152-мм (10 против 8 на «Наварине») и десятью 76-мм орудиями (которых, правда, в русском флоте тогда не было), более надежные механизмы (удельный вес 0,15 т/л. с. против 0,14 у «Наварина») и больший на 150 т запас угля. Окончательное мнение специалистов МТК было единодушным: предпочтение отдать «На-варину», на его основе чертежной МТК разработать проект шестого черноморского броненосца, что и было своевременно исполнено. Уже 5 ноября МТК одобрил чертежи, а вскоре и спецификацию «броненосного корабля в 12480 т водоизмещения» для постройки его в Николаевском адмиралтействе. 6 декабря черноморское морское начальство уведомили из Петербурга, что управляющий

Сборка башенной артиллерийской установки корабля

Морским министерством «выразил желание, чтобы постройка нового броненосца была поручена мл. судостроителю Ратнику, с оставлением за ним ответственности за „Двенадцать Апостолов" до ухода последнего в Севастополь». Пилюлю, проглоченную Ксаверием Ксавериевичем, как бы позолотили!

Между тем идеи, заложенные Ратником в свой проект, были не просто стремлением повторить конструктивные особенности барбетного броненосца «Двенадцать Апостолов», постройкой которого он руководил, а имели в своей основе серьезное изучение опыта мирового броненосного судостроения. Так, в мае-июне 1891 года в николаевской газете «Южанин» опубликовали сделанный им перевод доклада, прочитанного издателем известного морского ежегодника Брассеем в английском Обществе корабельных инженеров и названного им «Современные темы боевого судостроения», а осенью — серию статей самого Ратника под общим заголовком «Программа будущего боевого судостроения». Проанализировав тенденции, наметившиеся за последние годы в зарубежном военном кораблестроении, автор выделил следующие моменты: отказ от броненосцев казематного типа и мониторных двухбашенных, переход англичан к барбетной системе, отказ от сверхтяжелых орудий калибра 413—431 мм с низкими живучестью стволов и скорострельностью, снижение калибра главной артиллерии до 254— 343 мм и повышение роли вспомогательной артиллерии. Вместе с тем Ратник явно недооценил появление в английском флоте башенных броненосцев «Найл» и «Трафальгар», послуживших прообразом крупных кораблей всех флотов мира (в том числе и русского «Наварина» и его последователей) с 90-х годов XIX века вплоть до появления «Дредноута» и ознаменовавших конец эпохи барбетных броненосцев, защита главной артиллерии которых была недостаточна.

Что же спроектировал МТК? Главные размерения броненосца, имевшего в нормальном грузу водоизмещение 12480 т, приблизили с точки зрения тогдашних взглядов к оптимальным: длина между перпендикулярами 109, по грузовой ватерлинии 113,1, наибольшая с тараном 115,2, ширина 22,7, осадка средняя 8,3 и высота надводного борта 3,6 м. Вертикальные броневые плиты обрабатывались по способу Гарвея (вследствие чего стали называться «гарвеированными») в отличие от «Наварина», имевшего еще сталежелезную броню. Главный пояс достигал небывалой в русской практике толщины 457 мм (в оконечностях 406), башни главного калибра и нижний каземат защищались 406-мм броней. Нижняя палуба из листов никелевой стали толщиной 76 мм имела скосы к нижней кромке главного пояса, бронировалась и крыша каземата (53 мм). Четыре 305-мм орудия в 40 калибров длиной разместили в двух концевых полностью забронированных башнях,восемь 152/45 — в бронированном нижнем каземате, четыре 120/45 — по углам небронированного верхнего каземата, десять 47-мм скорострельных пушек Гочкиса — в средней части верхнего каземата, а сорок 37-мм — на его крыше и на боевых марсах. Два надводных и четыре подводных аппарата для 381-мм торпед составляли минное вооружение корабля.

Контрактом с лондонской фирмой «Хамфрейс, Тэннант и К°» от 5 августа 1891 года на изготовление главных и вспомогательных механизмов и котлов проектная мощность двухвальной машинно-котельной установки броненосца определялась в 10600 индикаторных л. с. при 82 об/мин гребных валов в течение 12-часового испытания. Две вертикальные машины тройного расширения с диаметрами цилиндров 1090, 1573 и 2440 мм, ходом поршня 1296 мм и общим весом 1570 т размещались в двух машинных отделениях (60—70 шп) вместе со своими конденсаторами, центробежными циркуляционными и воздушными насосами и другими вспомогательными механизмами и устройствами. Четырнадцать главных цилиндрических огнетрубных котлов так называемого «шотландского» типа (общая поверхность нагрева 1720, площадь колосниковых решеток 84 м2, рабочее давление пара около 9 кгс/см2) расположили в четырех котельных отделениях вместе с двухцилиндровыми питательными донками системы Вортингтона и вентиляторными машинками (по две в каждом отделении), причем в носовых кочегарках (32—44 шп) устанавливалось побортно по три котла, а в кормовых (44—60 шп) также побортно — по четыре. Паропроизводящую установку дополняли два вспомогательных котла, что, учитывая специфику базирования крупных кораблей в Севастополе (стоянка в основном на бочках в Северной бухте), являлось жизненно необходимым.

Эскадренный броненосец «Три Святителя»: а — продольный разрез; б — план верхней палубы.

Наружный вид эскадренного броненосца «Три Святителя»

Проектную вместимость угольных ям (900 т) приняли из расчета дальности плавания около 2400 миль 10-узловым ходом. Громадный запас лресной воды (500 т) позволял не слишком зависеть от работы испарителей. Все же на корабле предусмотрели два комплекта «водоопреснительных аппаратов» производительностью по 30 т/сут, разместив их в машинных отделениях. Электроэнергией броненосец обеспечивали три боевые динамо-машины системы Ринг, вырабатывавшие постоянный ток напряжением 105 В и силой 1000 А.

Тактико-технические элементы эскадренного броненосца «Три Святителя»

(в скобках приведены данные линейного корабля на 1917 год)

Водоизмещение, т: проектное............12480

фактическое...........13318 (13350)

Длина наибольшая, м...............115,2

Ширина наибольшая, м..............22,3

Осадка, м................... 8,7

Бронирование, мм: главный пояс в средней части.....457

главный пояс в оконечностях.....406

траверзы............406

стенки нижнего каземата......406

крышка нижнего каземата...... 53

башни г явного калибра......406

боевая рубка...........305

нижняя палуба.......... 76

Мощность механизмов, л. с.: контрактная.......10600

действительная . . . . . .11308

Скорость, уз..................16,5 (15)

Дальность плавания, мили: полным ходом.......1040

экономическим ходом 10 уз . . . 2250

Вооружение: 305-мм орудий ............ 4

152-мм орудий............ 8 (14)

120-мм орудий ............ 4 (сняты)

47-мм орудий............. 10 (2)

37-мморудий ............. 40 (сняты)

57-мм зенитных орудий......... (2)

7,62-мм пулеметов........... 4 (3)

торпедных аппаратов .......... 6 (сняты)

Экипаж, чел..................730

«Три Святителя» с флагами расцвечивания

Датой официальной закладки броненосца, зачисленного в списки флота 15 ноября 1891 года под названием «Три Святителя», принято считать 2 августа того же года (в справочнике «Корабли и вспомогательные суда Советского Военно-Морского Флота: 1917—1927 гг.» указано 4 сентября). Между тем еще 9 января в переписке о конкурсе на проекты гидравлических станков для 305-мм орудий этого корабля упоминается о том, что броненосец уже начат постройкой, а 31 января К. К. Ратник докладывает главному корабельному инженеру Николаевского порта, что «новый броненосец строится в эллинге № 7 Николаевского адмиралтейства». Очевидно, сборка корпуса на стапеле началась значительно раньше официальной закладки корабля.

Тем временем командование Черноморского флота предприняло попытку изменить конструктивный тип строящегося корабля, причем инициатива, по-видимому, исходила от вице-адмирала Н. В. Копытова, сменившего А. А. Пещурова в должности главного командира Черноморского флота и портов. Назначенная им особая комиссия при Николаевском порте высказалась за применение на строящемся броненосце «последних усовершенствований по всем специальностям». В результате появилась объяснительная записка строителя броненосца К. К. Ратника, датированная 10 октября 1891 года и приложенная к «Пяти проектам изменения броненосца в 12 480 т по типу „Трафальгар" из низкобортного башенного в высокобортный барбетный».

Поводом для работы над этими проектами явилось посещение Николаевского адмиралтейства великим князем Александром Михайловичем, который, ознакомившись с чертежами броненосца, «удивился его низкобортности». Не исключено, что помог ему «удивиться» сопровождавший августейшую особу вице-адмирал Копытов, тут же предложивший строителю броненосца составить «соображения о наибольшей утилизации существующего водоизмещения нового броненосца в боевом отношении без изменения подводных обводов корабля», включая замену огнетрубных котлов водотрубными и обшивку подводной части деревом и медью с целью уменьшения

обрастания и коррозии корпуса (подобно тому, как это сделали позднее на крейсерах типа «Диана»).

Основными направлениями предлагаемых изменений являлись:

- улучшение мореходности и обеспечение главной артиллерии возможности стрелять в свежую погоду «возвышением» надводного борта, замена башенных установок барбетными;

- усиление главной артиллерии четырьмя 229-мм орудиями в барбетных установках, усиление «второстепенной» артиллерии и лучшее ее расположение;

- освобождение от «избытка массы брони в пользу распространения ее поверхности», в том числе уменьшение толщины главного пояса на 102 мм, нижнего каземата с 406 до 127 мм;

- значительное снижение веса палуб путем их заужения и придание мидель-шпангоуту «кувшинообразной формы», подобно французским броненосцам;

- увеличение числа мачт с одной до трех в целях ускорения уборки шлюпок перед боем и для «большего развития естественной вентиляции в помощь искусственной»;

- увеличение, насколько возможно, запаса угля и комплекта команды.

Некоторое представление об этих изменения дает таблица 1.

Таблица 1

Элементы броненосных кораблей Черноморского флота и проектных вариантов броненосца водоизмещением 12480 т (1891 год)

 

«Чесма»

«Синоп», «Екатерина II»

«Двенадцать Апостолов»

Новый броненосец в 11480 т

Проект МТК

Варианты изменений

1

2

3

4

5

Высота надводного борта, м

5.3

5.3

4.7

3,6

5,5/7,6*

5,5/7,6*

5.5

5,5/7,6*

5.5

Артиллерия калибра 305 мм

3X2

3X2

2X2

2X2

2X2

2X2

2X2

2X2

2X2

(барбетные)

(башенные)


(барбетные)


229 — »—

—  

4

4

4

(барбетные)

152 — »—

7

7

4

8

(казематные)

4X2

4

4X2

4

4X2

4

4X2

8

4X2

8

(незащищенные)

(казематные)

120 — »—

4

4

4

4

4

4

(незащищенные)

47 — »—

8

8

12

10

10

10

10

10

10

37 — » —

8

8

7

40

40

40

40

40

40

Запас угля, т

700

872

480

900

1195,2

940

974

937

1035,2

Система котлов

 

Огнетрубные

 

Водотрубные

 

Огнетрубные

 

* В вариантах 1, 2 и 4 предусматривался полубак высотой 2,1 м над верхней палубой.

Представляя свой «вариант изменений» (53 чертежа, 20 таблиц и объяснительных записок) «на заключение и дальнейшее направление», Ратник писал: «Не могу не скрыть убеждения, что несмотря на свою обширность, поглотившую у меня много времени, этот труд окажется бесполезным для строения вследствие запоздалости и малой вероятности на сочувствие к предлагаемым изменениям...» Ксаверий Ксавериевич как в воду глядел — сочувствия в отделах МТК, его проект не нашел, и 21 января 1892 года председатель МТК вице-адмирал К. П. Пилкин телеграфировал в Николаев: «Изменений в постройке корабля „Три Святителя" не будет». А вскоре пришло и письменное разъяснение: очередной проект Ратника хотя и вызвал одобрение управляющего министерством «во многих деталях», но в целом его сочли неприемлемым, поскольку «чертежи корабля „Три Святителя" утверждены Государем императором и при проектировании имелась цель обеспечить возможную неуязвимость против береговых батарей, достигаемую закрытыми башнями и защитой толстой броней каземата». Признавались нежелательными дополнительная обшивка днища и применение котлов Бельвиля. Так что пришлось строить «Три Святителя» по утвержденному проекту МТК.

А в Лондоне тем временем приступили к изготовлению механизмов и котлов, причем, как докладывал в МТК морской агент (атташе) в Англии капитан 1 ранга 3. П. Рожественский (будущий начальник Главного морского штаба и командующий 2-й Тихоокеанской эскадрой), «успели обнаружиться неудобства, находящиеся в зависимости от неполноты контракта и спецификации», а именно: по статье 76 контракта пробы материалов должны выполняться по правилам британского адмиралтейства, но эти правила держат в тайне от заказчика, причем английские моряки «из политических соображений, а заводчики из коммерческих расчетов». Отмечались случаи, когда в обработку шли отливки и поковки ответственных частей механизмов, не испытанные «по качеству материала». Не повезло Рожественскому и с наблюдающим за постройкой механизмов инженер-механиком К. К. Костомаровым: характеризуя его на первых порах как «прекрасного во всех отношениях молодого инженер-механика», морской а